Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

аффтар суровый

Пестик, тычинка...Тычинка, пестик...

Пестик, тычинка... Тычинка, пестик... За годы изучения ботаники в школе, я так и не разобрался - кто из них кто? Какую функцию выполняют эти половые органы цветочного размножения, эти скромные герои ботанических оргий? Кто из них "мальчик", а кто "девочка"? Таки пестик тычет в тычинку или тычинка пестует пестик?

Я конечно понимаю, что даже в царстве растений случаются порой отклонения, в результате которых тычинка любит тычинку, а пестик тянет свой венчик к другому пестику... Нет, ничего против я не имею - цветы тоже имеют право на свободную любовь. В конце концов, это их, чашелистиков, личное дело - пусть они устроят себе хоть ботаничексий маркиз-де-сад. И всё-же... Пестик, тычинка - кто кого?

Может быть, в моём образовании и не было столь серьёзного пробела, если бы я в своё время прилежно наблюдал за экспериментами по скрещиванию, которые демонстрировала учительница ботаники. Вместо того, чтобы воображать скрещивание самой учительницы ботаники...

Пестик, тычинка...Тычинка, пестик... Кто даст ответ?
аффтар суровый

Вернуться назад

Иногда хочется вернуться на много лет назад, чтобы, вооружившись накопленным опытом, заново пережить какие-то моменты своей жизни. Вернуться, чтобы сделать что-то иначе, исправить старые ошибки; чтобы рискнуть там, где когда-то не решился или сказать, где когда-то промолчал.

Вернуться, чтобы четыре здоровенные детины вновь обступили у собственного подъезда. Шутка ли - каждому из них по девять, а тебе, всего лишь, шесть. И в ответ на их допрос, сопровождаемый ощутимыми толчками в спину - "Ты еврей? Ну скажи, еврей? Еврей, да??", не вырываться и не бежать со слезами домой к растерянным родителям. А с высоты своих шести лет, посмотреть в глаза главному обидчику - "Да. Еврей. Завидно?" И, задев его локтем, пройти мимо застывших от такой наглости девятилетних дылд. И лишь, завернув за угол, позволить себе выдохнуть.

И чтобы не обходить стороной двор новой девятиэтажки, выросшей рядом со школой и сразу же заселившейся двенадцатилетними уголовниками. Не уходить домой обходными путями, в страхе напороться на терроризирующую всю школу банду. А один раз, пройти мимо, унимая мелкую дрожь в коленях. А если заденут, то подраться. И быть побитым, но подраться, черт побери. И прийти домой с разбитым носом, с порванными галстуком, с кровью на белой рубашке и с честно заработанным уважением к самому себе.

И чтобы не отводить испуганно взгляд, каждый раз встречаясь глазами с той девушкой в троллейбусе номер девять. А переступить через себя, через присохший к нёбу язык и онемевшие вдруг ноги. Набраться наглости и предложить ей загнуть лекцию, на которую она и сама, наверняка, не хочет идти. И пригласить её в институтское кафе, что напротив, на мороженное и чашку кофе - всё равно на большее не хватит стипендии... И плевать, что тебе ничего с ней не светит. Во всяком случае, больше никогда не придётся задавать себе вопрос - а что было БЫ...?

И многое, многое ещё, о чем я никогда здесь не напишу, о чем никогда не скажу вслух. Как хотелось бы вернуться туда, всего лишь один, самый последний раз. Чтобы уже больше никогда не возвращаться.
аффтар суровый

Карлсон

Полного и неуклюжего мальчика с довольно обычной для Швеции фамилей "Карлсон" частенько подразнивали в школе. Добрый и безобидный увалень никогда не учавствовал в школьных соревнованиях, никогда не лез в драки, никогда тайком не курил на переменах в туалете и много читал. Пока пацаны во дворе гоняли мяч, Kарлсон сидел в огромном дедушкином кресле, жевал печенье, предварительно макнув его в стакан с молоком, и взахлёб читал фантастику и пособия по занимательной физике. Он мечатал о недоступном, он мечтал о небе.Collapse )
аффтар суровый

Bad company

Однажды моей маме нагадали (толи цыганка, толи еще Чумак какой), что в скором времени я должен был попасть в плохую компанию. Мне было тогда лет пятнадцать - самой тот возраст для плохих компаний.
Как я ждал! Как я надеялся! Как я хотел попасть в плохую компанию, бросить школу, начать курить, пить водку, целовать девчонок, играть на гитаре во дворе, быть крутым пацаном... Увы, исход был трагичен. Я не попал.
В результате - закончил школу, не курил, водку не пил, девчонок не... да какие там девчёнки, крутых пацанов боялся... Всё, конечно, изменилось на первом курсе, но вот гитара до сих пор стоит в иглу как еденица мебели.